13.08.2020
КС пожаловались на практику этапирования в отдаленные колонии
Автор: legal    17.02.2017 19:00    Печать
Конституционный суд пересматривает жалобу арестанта на положения Уголовно-аккуратного кодекса, которые разрешают ФСИН направлять осужденных за правонарушения против публичной безопасности (террористов и экстремистов) в удаленные пенитенциарные учреждения. Из-за того что колония, где заявитель отбывает наказание, находится на большом растоянии от его дома, родственники могут приезжать к нему на свидания не чаще раза в год.

Как информируют "Ведомости", в КС пожаловался Иван Асташин, которого в 2012 году Московский горсуд приговорил к 12,5 годам колонии по "террористической" ст. 205 УК (см. "В Москве осуждены участники "Автономной боевой экстремисткой организации", сломавшие поджогом праздник сотрудникам ФСБ"). Он организовал "Автономную боевую террористическую организацию" (АБТО), члены которой с декабря 2009 по ноябрь 2010 года совершили поджоги в Москве и Подмосковье зданий МВД, например, отдела по ЮЗАО УФСБ, и торговых павильонов и других зданий, употреблявшихся лицами неславянского происхождения. Верховный суд потом сократил ему срок до девяти лет и девяти месяцев (см. "ВС смягчил наказание участникам террористической группы, поджегшим здание УФСБ в Москве"). В 2013 году Московский горсуд запретил деятельность АБТО в России.

Асташин требует КС проверить на соответствие Конституции положения ст. 73 Уголовно-аккуратного кодекса. Она наделяет ФСИН полномочиями самостоятельно выбирать колонии для осужденных по "террористическим" и "экстремистским" статьям. Другие категории преступников, как водится, отбывают срок на территории региона, в котором они жили либо были осуждены. Самого Асташина, который на момент совершения правонарушения был студентом столичного РХТУ им. Менделеева, послали сперва в красноярскую ИК-17, а после этого этапировали в норильскую ИК-15.

Из-за отправки за полярный круг он "не может реализовать положенные ему свидания с семьей", подчеркивается в обращении в КС. По закону осуждённому надеются четыре свидания, но практически родственники Асташина могут приезжать к нему не чаще раза в год. Согласно его точке зрения, это ставит реализацию права на свидания с семьей в зависимость от принимаемого непублично внутриведомственного решения. Этим нарушается право осужденного на уважение личной жизни, отмечает Асташин. Ранее он уже оспаривал нормы ст. 73 УИК в Европейском суде по защите прав человека, который счел его аргументы обоснованными.

Советник Федеральной палаты юристов Сергей Насонов характеризует оспариваемую норму УИК как пережиток царских времен: "Разумеется, что она направлена на ужесточение наказания и усиление его карательного элемента". Отправка заключенного в отдаленные места по сути лишает его права на свидание с родными. Причем Насонов напомнил, что КС уже как минимум два раза проверял эту статью и признавал ее конституционной: "Суд счел, что нормы направлены на индивидуализацию наказания и разделение условий его отбывания с учетом характера правонарушения, его опасности". Но сейчас КС принял жалобу к производству, что говорит о вероятной смене его позиции, отмечает Насонов, додавая, что в 2015 году ЕСПЧ вынес распоряжение, в котором признал нарушение ст. 8 "Право на уважение супружеской жизни" Европейской конвенции о защите прав человека.

Прочтите еще интересную статью в области судебная практика по приостановлению операций по счетам за не сдачу отчетности фирма ликвидирована. Это возможно может быть познавательно.